Возврат к списку

Мы беседуем с Генеральным директором компании STIHL Александром Эрнандесом на тему контрафакта и незаконного использования технических наработок известных торговых марок недобросовестными конкурентами.

А.Э. В последнее время мы наблюдаем на рынке достаточно большое количество контрафактных запчастей, принадлежностей, масел. Такое положение дел является поводом для серьезного беспокойства. Во-первых, при использовании контрафакта для обслуживания лицензионных агрегатов, последние быстро выходят из строя. Кроме того, конечный потребитель, используя такую технику, рискует нанести урон своему здоровью.

В настоящее время контрафакт выпускается довольно высокого качества, и конечный потребитель не всегда может отличить подделку от оригинала. При этом подделки выводятся на рынок буквально уже через несколько месяцев после выпуска оригинала. Появляется целый ряд компаний, которые «снимают сливки» с продаж новинок, не неся при этом ощутимых финансовых и других затрат. Эта тенденция, на наш взгляд, очень плохо влияет на рынок инструмента в целом.

Всё больше компаний в нашем секторе задают себе вопрос, как с этим бороться. С одной стороны, мы теряем бизнес в России, который заключается в продаже запчастей, а с другой стороны, это очень негативно влияет на наш бренд — выставляет его в невыгодном свете перед конечными потребителями. В любом случае, для решения этой задачи нужен комплекс мероприятий, который бы помог бороться с контрафактом и делать бизнес в целом более цивилизованным. Очень надеемся, что в ближайшее время в России будет внедрен целый ряд мер за легальный, честный бизнес. В первую очередь, рассчитываем на поддержку официальных органов. Мы знаем, что создано большое количество различных комиссий и рабочих групп, которые должны помогать добросовестным производителям и поставщикам решать вопрос борьбы с контрафактом. Надеемся, что в следующем году результаты этой работы станут очевидны для всех.

Ред. Профессиональное сообщество, которое объединяется Ассоциацией РАТПЭ, обсуждало этот вопрос на своей Конференции 8 ноября. Является ли работа, которую ведёт сейчас РАТПЭ, достаточно эффективной и даст ли свои плоды в обозримом будущем?

А.Э. РАТПЭ только своими силами эту проблему не решит. Основной задачей любой профессиональной ассоциации, на мой взгляд, является объединение усилий всех ее членов для эффективного решения поставленных задач. На сегодняшний день по вопросу контрафакта, к сожалению, каждый действует своими методами, по чуть-чуть, локально. Здесь же нужен системный подход. РАТПЭ должна сыграть в этом ключевую роль. Мы надеемся, что в рамках Ассоциации ее компании — участники объединят свои усилия по решению этого вопроса, и мы сможем совместными усилиями сделать рынок цивилизованным и комфортным для работы честных производителей и поставщиков.

Ред. Понятно, что этот вопрос должен решаться на государственном уровне. Как донести все детали и нюансы проблемы до органов, призванных решать эту задачу для экономики страны в целом? И может ли отдельно взятая компания внести свой посильный вклад в решение этого системного вопроса?

А.Э. На мой взгляд нужно довести до конца хотя бы один случай, очевидно демонстрирующий производство и продажу контрафакта. Чтобы решить эту проблему, должны взаимодействовать сразу несколько служб — это и Следственный комитет, и таможенные органы, и силовые структуры. Все эти организации на государственном и местном уровне должны бороться с нарушением законодательства: производством и продажей контрафактной продукции. Кроме того, должен быть орган, выполняющий координирующую функцию. У нас продукция технически сложная. Качество подделок иногда такое, что не всегда их можно сразу отличить от оригинала. Требуется квалифицированная техническая экспертиза и оперативная обратная связь о выявленных подделках. Что, очевидно, сложно сделать коммерческим организациям, которыми являются все производители и поставщики на инструментальном рынке, — это установить источник производства контрафакта.

Мы силами нашей компании боремся с этой проблемой доступными нам средствами. У нас есть отдельные подразделения, которые активно работают в настоящее время в Китае. Они оценивают экспортную статистику, выявляют производителей-нарушителей, принимают меры по информированию компаний индустрии о выявленных случаях. Надо сказать, что есть уже некоторые успехи в этом направлении.

К сожалению, всё это пока не системно, это точечная работа. Мы же за то, чтобы в России эта работа велась системно на государственном уровне. Я больше чем уверен, что, когда люди поймут, что эта проблема решается, то большинство дилеров, и наши, в первую очередь, начнут гораздо больше внимания обращать на источник реализуемого товара.

Я думаю, что заниматься контрафактом должно быть юридически и экономически невыгодно. Информация о том, что недобросовестные производители и продавцы контрафакта были выявлены и оштрафованы, должна широко распространяться среди профессиональной общественности. В этом случае работа по решению вопроса будет успешной.

Ред. Как по-вашему, в чем кроется основная причина такого широкого распространения контрафакта на инструментальном рынке?

А.Э. В проблеме контрафакта важную роль играет экономическая составляющая. Сами контрафактные детали сильно отличаются по стоимости от оригинальных. Это связано не только с прямыми издержками честного производителя, но и с вложениями в НИОКР и технологические разработки, которые весьма капиталоемкие. Контрафактное производство не несет таких издержек. Попросту говоря, они делают копию, не вкладывая средств в разработку продукции. Это приводит к тому, что контрафакт на выходе получается в два-три раза дешевле оригинальной продукции. Конечный же потребитель из-за невысокой покупательской способности старается экономить не только на стадии закупки товара, но и в процессе его эксплуатации, на любом возможном участке сервиса. Он, собственно, не всегда осознаёт те проблемы, которые могут быть связаны с использованием контрафактных неоригинальных запчастей. Поэтому решать эту проблему нужно, объединившись с разными структурами, в том числе с отраслевыми СМИ.

Ред. Имеет ли смысл вести информационную кампанию о подделках, которая будет ориентирована на конечного пользователя вашего продукта, или это слишком большая работа, и реального результата она не принесет?

А.Э. Заниматься этим нужно, но для того, чтобы выстроить более-менее широкомасштабную кампанию, нужно потратить колоссальное количество времени и средств. Кроме того, нужно понимать, что у конечного клиента проблемы возникают в тот момент, когда инструмент уже сломался. Если мы просто будем информировать клиента о том, что на рынке есть подделки, это не будет эффективно. На мой взгляд, более разумно имеющиеся ресурсы направить в русло работы с правовыми и силовыми структурами. Результат будет лучше. Конечный потребитель — это человек, который принимает решения о покупке в большинстве случаев эмоционально и не всегда понимает серьёзность возможных последствий. Мы пытались в свое время вести такую работу: размещали, в том числе, плакаты в местах продаж «осторожно, контрафакт, подделка». Наш посыл какой был? У нас есть достаточно широкая дилерская сеть; мы знаем, что там происходит, и наши дилеры предлагают только оригинальные товары, поэтому мы со своей стороны концентрируем весь поток потребителей именно на то, чтобы они покупали у официальных дилеров, тем самым ограждая себя от риска покупки контрафакта. Это та работа, которая, с моей точки зрения, все компании могут вести на своём уровне, и которая приносит плоды. А рекламную кампанию против контрафакта в России выстраивать, я думаю, сродни попытке пропаганды использования экологичных продуктов.

Ред. Тем не менее в своё время была социальная реклама «заплати налоги и спи спокойно», после которой стало очевидно, что кампания возымела положительный эффект на часть населения.

А.Э. На мой взгляд есть всё-таки разница. За неуплату налогов ответственность подразумевается немного другая. Здесь при использовании контрафактных деталей мы говорим о том, что потребитель рискует своим здоровьем, в первую очередь. Вот к этому нужно апеллировать. Призывать людей к честности в тот момент, когда многие из них руководствуются экономическими соображениями. Например, обращать внимание при покупке на дорогостоящий ремонт в случае приобретения контрафакта. Нашими клиентами являются и коммунальные службы, и профессиональные клиенты, у которых на предприятиях большое количество единиц техники, и их затраты связаны, в том числе, с тем, сколько агрегатов и как часто они ремонтируют. Мы, со своей стороны, ведём интенсивную работу по улучшению ремонтопригодности наших продуктов, чтобы запчасти для людей становились более доступными. То есть мы идём на эти финансовые вложения, чтобы людям просто обеспечить возможность ремонтировать наши агрегаты за разумную стоимость. Что касается рекламной кампании, мы не против, но, я думаю, что сначала нужно создать прецедент с информированием о наказанных за контрафакт компаниях.

Ред. А у вас есть пример таких прецедентов, которые смогли бы обратить на себя внимание общественности?

А.Э. Конкретно фирма STIHL пока только может назвать примеры предотвращения реализации контрафакта благодаря эффективной работе таможенной службы. Вообще, надо отметить, что таможня в России стала работать лучше. Достаточно хорошо идёт на контакт, готова к обучению своих сотрудников, как отличать контрафакт от оригинала. Есть действительно успешные примеры, которые мы можем привести.

И в заключение хочется еще раз подчеркнуть важность в любой работе объединения усилий всего профессионального сообщества. Компании инструментального рынка не раз демонстрировали свою сплоченность, и совместными усилиями мы можем решить любые, даже очень сложные, задачи.

Возврат к списку

Наши партнеры

Стратегический партнер выставки Ассоциация  РАТПЭ

Интерскол
Hitachi
Metabo
Фиолент
Stihl
Лит
Briggs&Stratton

Генеральный спонсор